Поместье Александра Серова в английском стиле

На днях дочь известного певца Александра Серова Мишель рассказала о трудностях в семье. Оказалось, что из-за непростых отношений ее родителей она вынуждена справляться с воспитанием двух маленьких детей без помощи бабушки – бывшая жена Серова, Елена Стебенева просто не может попасть на территорию особняка, где живут ее наследница и внуки. Девушка посетовала на то, что между некогда любящими друг друга людьми нет цивилизованного общения, и это сказывается на окружающих.

«Мама помогала бы, но дедушка не рад ее видеть в своем доме. Вся проблема упирается в него», – написала Серова на своей странице в социальной сети.

Теперь о ситуации высказалась сама Елена. Она опубликовала эмоциональный пост в Instagram (запрещена в РФ), признавшись, что это уже вторая публикация по теме – первую, созданную накануне, ее попросила удалить дочь.

«Можно удалить пост. Можно стереть слова на бумаге. Но вот ситуация, которая сложилась у нас, ее не сотрешь. Сама по себе она не исчезнет. И молчать я больше не хочу. Уже больше года я не могу видеть свою внучку так часто, как мне бы этого хотелось. Сейчас я не могу уже и внука видеть. Почему? Мишель живет на территории своего отца и мне туда вход запрещен!» – рассказала бывшая жена артиста.

Стебенева подчеркнула, что и сама не особо желает видеться с бывшем мужем, но очень хочет общаться с внуками и дарить им свою любовь. Женщина понимает, что дочери самой сложно приезжать к ней в гости с двумя малышами, и она надеется, что Мишель сама сможет решить проблему, поговорив с отцом.

«Так больше не может продолжаться! Я никогда не пойму, как некоторые люди из-за своих обид и эгоизма могут лишать радости общения родных и близких. Может я и не правильно делаю, что выставляю это на всеобщее обозрение, тем самым подставляя Мишель под «удар», – высказалась Елена.

В 2020 году Александр Серов был гостем передачи «Судьба человека с Борисом Корчевниковым» на телеканале «Россия 1». Он рассказал, почему дочь после его развода с Еленой приняла решение жить с ним и как он воспринял новость о желании Мишель выйти замуж.

В Петербурге в начале ХХ века Валентин Серов был одним из самых известных и модных художников. Клиенты записывались в очередь, чтобы заказать у него портрет. Живописец требовал от каждого множества сеансов — иногда до сотни, тщательно продумывал образ и его детали и практически никогда не повторял собственные приемы, которые обычно упрощают работу художникам. Свой любимый жанр Серов называл «Портрет Портретыч», однако создавал и жанровые полотна, и театральные декорации, и иллюстрации для книг. Про свои картины он говорил: «Я хочу писать отрадное». Смотрите на знаменитые работы известного художника и читайте, как они появились.

«Девочка с персиками»

Валентин Серов. Девочка с персиками. 1887. Государственная Третьяковская галерея, Москва

Валентин Серов создал «Девочку с персиками» в усадьбе Абрамцево — имении Саввы Мамонтова. Серов, как и многие другие художники — участники «Абрамцевского кружка», часто гостил там. На картине изображена дочь мецената — Вера Мамонтова. Над полотном Серов работал почти два месяца: начал летом, а закончил в сентябре. Все это время Вера Мамонтова позировала ему по несколько часов в день.

Исследователи называют «Девочку с персиками» одним из первых российских полотен с чертами импрессионизма. Художник тонко выписал лицо Веры Мамонтовой, а вот ее блузу, скатерть с персиками и задний план картины передал более крупными мазками. Серов использовал чистые цвета, накладывая их вплотную друг к другу, чтобы передать оттенки мебели, предметов и стен. А пейзаж за окном и вовсе изобразил схематично и условно.

Всё, чего я добивался, — это свежести, той особенной свежести, которую всегда чувствуешь в натуре и не видишь в картинах. Писал я больше месяца и измучил ее, бедную, до смерти, уж очень хотелось сохранить свежесть живописи при полной законченности, — вот как у старых мастеров.

Вера Мамонтова стала моделью не только для Валентина Серова: ее писали на своих полотнах Илья Репин, Михаил Врубель и Виктор Васнецов, который объяснял это так: «Это был тип настоящей русской девушки по характеру, красоте лица, обаянию».

«Девушка, освещенная солнцем»

Валентин Серов. Девушка, освещенная солнцем. 1888. Государственная Третьяковская галерея, Москва

На одной из самых «отрадных» картин Серова изображена его кузина Мария Симонович. Художник писал ее в усадьбе Домотканово, в старом саду под липами. Он просил двоюродную сестру во время сеансов вспоминать приятное, сидеть неподвижно и сохранять одно и то же выражение лица.

Это полотно — также одна из импрессионистских работ Валентина Серова. Художник планировал написать его именно в саду, где свет и тень создают переливы красок. Он прорабатывал блики мелкими цветными мазками — можно заметить, как живописец «собрал» из разных оттенков светлую блузку Марии Симонович. Картину почти сразу же выкупил за большие деньги Павел Третьяков, и на первой выставке она уже висела с табличкой «Собственность Третьякова».

Когда мы пришли в ту комнату, где она висела, и остановились у «Девушки, освещенной солнцем», он долго стоял перед ней, пристально ее рассматривая и не говоря ни слова. Потом махнул рукой и сказал, не столько мне, сколько в пространство: «Написал вот эту вещь, а потом всю жизнь, как ни пыжился, ничего уж не вышло: тут весь выдохся…»

Портрет Николая II

Валентин Серов. Портрет Николая II. 1900-е. Государственная Третьяковская галерея, Москва

К концу XIX века Валентин Серов стал знаменитым и модным в Петербурге художником. Заказчики портретов записывались к нему в очередь. Среди них были и члены императорской семьи: Серов писал великих князей Михаила Александровича и Павла Александровича, императоров Александра III и Николая II.

В 1900 году художник закончил домашний портрет Николая II, царь хотел подарить его императрице Александре Федоровне. Полотно Серов написал всего за два сеанса. Сначала работа не ладилась и живописец никак не мог сделать удачный набросок. Потом Николай, утомившись, присел за стол — этот момент и «схватил» Валентин Серов. Он сразу же создал копию картины, потому что императрице портрет не понравился: она была в комнате во время сеансов и давала художнику советы. В один момент Серов предложил Александре Федоровне самой закончить картину. Она вышла, а художник продолжил работать.

Парадные портреты знати в ту эпоху были полны роскошных атрибутов — изящные одеяния, знаки отличия, торжественные интерьеры. Николай же изображен в своей повседневной одежде — тужурке лейб-гвардии Преображенского полка. Портрет выглядит эскизом: он написан крупными мазками, цветовые переходы грубоваты, фигуру императора окружает контур, а фон обозначен условно — неясная серая поверхность. В этом была задумка Валентина Серова: изобразить не возвышенный образ императора-небожителя, а человека, которому присущи обычные, «земные» качества.

«Выезд Екатерины II на соколиную охоту»

Валентин Серов. Выезд Екатерины II на соколиную охоту. 1902. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

В 1900-х годах Валентин Серов вместе с другими участниками художественного объединения «Мир искусства» иллюстрировал издание «Великокняжеская, царская и императорская охота на Руси». Это был уже третий том, он рассказывал о ритуалах конца XVII — начала XVIII века. Серов сделал иллюстрации, посвященные Петру I, Петру II и цесаревне Елизавете Петровне, а также Екатерине II.

Художник использовал для рисунков разные приемы и подходы. Сцена охоты Петра II полна динамики: мчатся лошади, несется борзая, взвивается стая птиц на дальнем фоне. Уравновешивают головокружительную гонку лишь фигуры крестьян, которые почтительно замерли. Художник обозначил множество мелких деталей: детали туалета и богатое убранство лошадей, церквушку на фоне и даже кудрявую шерсть собаки. А вот иллюстрация «Выезд Екатерины на соколиную охоту» более спокойна, царский охотничий кортеж полон величавости. Серов написал его плавными широкими мазками, оставил много воздуха и передал атмосферу раннего вечера, когда только начинает смеркаться. Он не уделял особого внимания элементам императорских нарядов и конской сбруи. Это не азартная гонка, а лишь ритуальная прогулка для императрицы преклонных лет.

Анна Павлова в балете «Сильфиды»

Валентин Серов. Анна Павлова в балете «Сильфиды». 1909. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

Афишу для Русских сезонов Сергея Дягилева Валентин Серов создал в 1909 году. Это были первые балетные Сезоны, Дягилев ставил в столице «Сильфиды». Анна Павлова на тот момент была уже известной танцовщицей, а афиша с ее изображением стала не менее знаменитой работой — ее расклеили по всему Парижу. Участник Русских сезонов Лаврентий Новиков вспоминал: «Портрет Павловой работы Серова вызвал более откликов в печати, чем сама Павлова».

Балерина позировала художнику 11 сеансов. Ей приходилось замирать в одной позиции, чтобы он мог уловить движение. В итоге Серов нарисовал Павлову всего несколькими штрихами — в натуральную величину, мелом на холсте, покрытом синей краской. Легкий рисунок олицетворял легендарную виртуозную технику балерины, с которой она «порхала» по театральным сценам. Современники сравнивали Павлову с пушинкой и облаком, танцующим осенним листком и даже языками пламени.

…Каким прелестным, каким благородным казался этот огромный синий лист с рисунком порхающей «Жизели» среди крикливых ярмарочных реклам парижских улиц. Как напоминает он мне теперь прошлогоднюю весну, наши «триумфы», как отвечал он благородному успеху русского искусства в столице мира.

«Похищение Европы»

Валентин Серов. Похищение Европы. 1910. Государственная Третьяковская галерея, Москва

В 1907 году Валентин Серов путешествовал по Греции вместе с Львом Бакстом. Художники побывали на острове Крит, изучали фрагменты древнего Кносского дворца и его фресок. У Серова родилась идея создать полотно на античный сюжет, и он выбрал греческий миф о том, как Зевс похитил дочь финикийского царя Европу, а после увез на Крит и женился на ней.

Первые наброски к будущему полотну художник создал еще в Греции: зарисовал быков, везущих повозки. Однако натуру для героев полотна пришлось искать еще долго — в Испании, Италии и Франции, где Серов побывал позже. В итальянской деревушке Орвиетто живописец отыскал мощного быка, в парижской мастерской художника Николая Досекина — натурщицу, а из Биарицца привез эскизы с изображением морских волн.

Серов закончил картину в 1910 году. Он переписывал ее несколько раз, дорабатывая композицию и выбирая цвета. Декоративное панно создано в стиле модернизма: минимум деталей, схематичное изображение, цветовые контрасты без тонких переходов. Художник выбрал для полотна коричневые и синие оттенки — в сочетании с черным это классическая гамма древнегреческих фресок.

Портрет княгини Щербатовой

Валентин Серов. Портрет княгини Щербатовой. 1911. Государственная Третьяковская галерея, Москва

В 1911 году князь Сергей Щербатов заказал Серову портрет своей супруги — Полины Щербатовой. Княгиня была статной красивой женщиной, и художник делал к портрету множество набросков в разных интерьерах, предлагая княгине позировать то стоя, то сидя. Наконец удачный ракурс был найден: Полина Щербатова стояла у старинной вазы екатерининских времен.

Как вспоминал позже князь: «…красиво сливалась вся гамма красок платья, золотых волос, белоснежных плеч и рук, нежного румянца лица, нитей жемчугов и вазы нежно-абрикосового тона с золотом. Все вместе было восхитительно красиво. Равно как и поющие линии фигуры в этой позе». Валентин Серов сделал набросок углем.

Однако портрет остался незаконченным. В назначенный день в княжеский особняк позвонил сын художника Антон Серов и сообщил: «Валентин Александрович очень извиняется, что быть не может, но… он умер».

Живописец умер дома — от внезапного приступа стенокардии. Ему было всего 46 лет.

Автор: Диана Тесленко

Если Валентину Серову не удавалось поймать и перенести на холст чей-то характер, он всегда бывал страшно раздосадован. Такие картины художник Серов иронично называл «Портрет портретычами» или особенным словечком «пАтрет», которое намеренно и с презрением коверкал. Как правило, такое происходило, если модель оставляла Серова равнодушным.

Поместье Александра Серова в английском стиле

В. Серов «Портрет танцовщика Н.С. Позднякова» 1908

К счастью, подобное случалось нечасто: взявшись за кисть, Валентин Александрович редко оставался беспристрастным наблюдателем. Одного лишь портретного сходства ему было мало, важнее были характер, эмоции, настроение. Он, как никто другой, умел подметить свойственные натурщику черты — и лестные, и не слишком. И почти никогда не пытался скрыть своего отношения к модели.

ЛЮБИТ:

«Летом». Портрет Ольги Серовой. Валентин Александрович Серов. 1895Ольга ТрубниковаЕдва познакомившись с Ольгой Трубниковой (будущему живописцу тогда исполнилось 14), очарованный Серов принялся уговаривать девушку позировать ему. С тех пор он рисовал ее множество раз. Но самый известный портрет Ольги (теперь уже, конечно, Серовой) был написан в Домотканове, в имении Владимира Дервиза, где художник часто гостил. Эта работа не случайно названа «Летом»: она наполнена солнцем, а так же любовью и доверием — чувствами, которые Валентин Александрович испытывал к жене до самой смерти.

«Девушка, освещенная солнцем». Портрет М. Я. Симонович. В. Серов. 1888 Мария СимоновичЕще один знаменитый «летний» серовский портрет — «Девушка, освещенная солнцем», написанный в том же Домотканове. Его героиня Мария Симонович — двоюродная сестра художника. Она тоже увлекалась искусством, училась в Париже живописи и скульптуре. Серов был привязан ко всей семье Симоновичей, особенно — к своей тете Аделаиде, с которой у него установились куда более доверительные отношения, чем с матерью. К слову, именно в тетином доме он познакомился с будущей женой: Ольга Трубникова была приемной дочерью Симоновичей.

Портрет художника Константина Алексеевича Коровина. В. Серов. 1891Константин КоровинК 1891 году, когда писался этот портрет, Серова и Коровина связывала почти десятилетняя дружба. Они вместе путешествовали, вместе работали, некоторое время они фактически вместе жили. Савва Мамонтов шутливо называл эту неразлучную пару «Серовин» — сомневаться в теплых чувствах, которые испытывал Серов к своей модели, не приходится. Отчасти этой близостью объясняется интимная композиция картины. Это очень «свойский» портрет: Константин Коровин полулежит на тахте, он в меру растрепан и расслаблен — именно так подобает выглядеть джентльмену в кругу друзей.

Художник К.А. Коровин на берегу реки. 1905. Валентин Серов Другая причина заключается в известной жовиальности Коровина. Не большой любитель поговорить, Серов, тем не менее, обычно беседовал со своими моделями — так, считал он, у позирующего делается «живой глаз». В случае с Коровиным чрезмерных усилий прикладывать не приходилось: во время сеансов он без умолку болтал, шутил, время от времени пел и не мог усидеть на месте дольше 10 минут. Должно быть, уложить его на подушку, было для Серова единственной возможностью хоть как-то зафиксировать своего неугомонного друга.

Портрет художника И. Е. Репина. В. Серов. 1892Илья РепинВалентин Серов был многим обязан Репину — не только владением ремеслом. С 15 лет он практически жил в доме Ильи Ефимовича: не будет большим преувеличением сказать, что он был для юноши не только педагогом и другом, но и в какой-то мере отцом.

Валентин Александрович Серов. «Похищение Европы». 1910В последние годы жизни Серова в отношениях между ними появилась некоторая натянутость: Репин категорически не принимал «модернистских» картин художника Серова — таких как «Похищение Европы» или «Портрет Иды Рубинштейн». Однако в 1892, когда был написан этот портрет, Серов не скрывал своего восхищения: щегольски одетый, неуловимо озорной и чуть-чуть демонический Репин глядит натурально орлом и, кажется, видит тебя насквозь.

Портрет композитора А.Н. Серова. В. Серов. 1889Александр СеровОтец художника — Александр Серов — был известным композитором и музыкальным критиком. Известным настолько, что его поддержкой дорожил сам Рихард Вагнер. Несмотря на то, что Александр Николаевич умер, когда Валентину было шесть, тот, уже будучи успешным живописцем, еще долго жил в тени отца: в рецензиях за его именем нередко следовало пояснение «сын известного композитора».

Валентин Серов. Эскиз декорации к опере А.Н. Серова «Юдифь». 1907Тем не менее, никакой творческой ревности Валентин Серов не чувствовал — к покойному отцу он относился с куда большей теплотой, чем к живой матери. На портрете, написанном почти через 20 лет после его смерти, Александр Серов изображен в момент озарения — во власти музыки, слышной пока ему одному.

Портрет Саввы Мамонтова. Валентин Серов. 1891Савва МамонтовНа даче Мамонтовых в Абрамцеве прошли самые беззаботные детские годы Серова. Здесь он бывал по-настоящему счастлив. Здесь чувствовал себя в кругу семьи. Чувство признательности и глубокого уважения к Савве Мамонтову, особенно заметны, если сравнить портреты работы Серова с портретом кисти Михаила Врубеля.

Михаил Врубель. Портрет С. И. Мамонтова . 1897

Врубель писал преуспевающего капиталиста, безжалостного расчетливого дельца. Серов — человека мягкого, рассудительного, спокойного, можно сказать, домашнего и уютного.

Портрет артиста Ф. И. Шаляпина. В.А. Серов. 1904Федор ШаляпинРаботая над оформлением мамонтовских представлений, Серов познакомился с Федором Шаляпиным. И хотя знаменитый бас признавался, что поначалу побаивался молчаливого и вечно хмурого Серова, тот сразу проникся к нему симпатией. Изобразив модель в полный рост (нечастый, по меркам Серова, случай), художник старался подчеркнуть шаляпинскую мощь — артистическую и физическую. Горделивая осанка, разворот могучих плеч — все здесь намекает на то, что этого человека никому не поставить на колени.

В. Серов. Олоферн. Эскиз костюма и грима для Ф.И. Шаляпина. 1907Любопытно, что шесть лет спустя, Шаляпин все же оказался «на коленях»: во время представления оперы «Борис Годунов», на котором присутствовал Николай II, хор Мариинского театра внезапно пал ниц и верноподданническом экстазе спел «Боже, царя храни» — чтобы не выделяться, Шаляпин был вынужден последовать за хористами. Серов был страшно огорчен этим инцидентом. «Что это за горе, что даже и ты кончаешь карачками», — писал он другу.

Портрет Сергея Дягилева. Валентин Серов. 1904Сергей ДягилевНеуемно деятельный, неизменно щеголеватый, вечно склонный к авантюрам Сергей Дягилев, по всем приметам, не мог понравиться такому основательному персонажу как Валентин Серов. Однако Серов любил его всепрощающей любовью. Его дьявольская интуиция, его азарт и умение выбираться из, казалось бы, безнадежных ситуаций, привлекали художника. Он считал Дягилева близким другом и во всех распрях (будь то разборки между «Миром искусства и вездесущим критиком Стасовым или, междоусобные войны с передвижниками) занимал его сторону.

Валентин Серов. С.П. Дягилев и В.Ф. Нувель через 15 лет. Шарж«Сергей Павлович — человек с глазом. Второго такого не сыщешь…, — говорил про него Серов. — Подумать — сколько наворотил этот человек и сколько в нем самом наворочено. Много в нем хорошего, а еще больше плохого, отвратительного. Более чем кого бы то ни было я ненавижу его и, представьте, люблю!»

Княгиня Юсупова в своём дворце на Мойке. В.А. Серов. 1902Княгиня ЮсуповаПобывав по приглашению княгини Зинаиды Николаевны в Юсуповском дворце на Мойке, Валентин Серов был оглушен тамошней роскошью. Подобного великолепия он не видел и в императорской резиденции — в коллекции Юсуповых можно было обнаружить, например, подлинник Веласкеса. Сама же княгиня держалась просто и сходу покорила художника (обычно предпочитавшего держаться от сильных этого мира на безопасной дистанции) своими обаянием и красотой. В результате был написан портрет, о котором Александр Бенуа писал: «Серов встал вровень с величайшими мастерами женской красоты». Сам Валентин Александрович остался доволен тем, как вышла улыбка княгини. Позднее он подарил княгине на память сувенир — маленькую игрушечную обезьянку. И та трогательно хранила ее. Наверное, где-то рядом с Веласкесом.

НЕ ЛЮБИТ:

Портрет императора Николая II (Портрет Николая II в серой тужурке)
Валентин Александрович Серов. 1900-е

Николай II«Николай II» 1900-го года, стал последним портретом императора, написанным Серовым — после ссоры с государыней (она произошла во время написания этого портрета, который так и остался незаконченным), художник заявил: «В этом доме я больше не работаю». И слово свое сдержал. Очевидно, особой неприязни к царю Серов не испытывал. Как и симпатии. Константин Коровин писал об этом портрете: «Серов первым из художников уловил и запечатлел на полотне мягкость, интеллигентность и вместе с тем слабость императора…».

1905 год. После усмирения. Валентин Серов

Однако, став свидетелем расстрела мирной демонстрации в 1905 году, Валентин Серов сменил сдержанную объективность на гнев — достаточно вспомнить его карикатуру «1905 г. После усмирения», где интеллигентность императора, мягко говоря, отодвинута на второй план. Впрочем, уже в 1900-м, каким-то одному ему доступным зрением, Серов сумел увидеть будущее. Много позднее, после событий Кровавого воскресенья, он говорил об этом портрете Игорю Грабарю:

«А в уголках глаз-то — 1905 год».

Портрет княгини Ольги Орловой. В.А. Серов. 1911Ольга ОрловаКнягиня Ольга Константиновна Орлова, по свидетельствам очевидцев, не отличалась ни умом, ни особой красотой — внешней или душевной. Она была профессиональной светской львицей и одной из главных петербургских модниц. Княгиню Юсупову она считала своей конкуренткой. То, что у Юсуповой есть портрет кисти Серова, было для Орловой вызовом.

Реакция публики на картину художника Серова была противоречивой. С одной стороны, мастерская работа, безупречная техника, блистательный парадный портрет. С другой, серовская ирония была очевидна: вычурная поза, презрительно вскинутые брови, шляпа и палантин, заслонившие какой-либо намек на личность: не особо таясь, художник увековечил холеную салонную пустышку — живой гарант зреющей за стенами будуара классовой ненависти. Как метко подметил знаменитый мультипликатор Юрий Норштейн, «глядя на этот портрет, можно понять, почему в России произошла революция».

Поместье Александра Серова в английском стиле

Портрет графа Феликса Феликсовича Сумарокова-Эльстона с собакой. В. Серов. 1903Феликс Сумароков-ЭльстонС шестнадцатилетним графом Сумароковым-Эльстон Серов быстро нашел общий язык — они оба любили собак. За два года (в течение которых Серов с перерывами писал портрет) они успели многое обсудить. Позднее уже пожилой граф писал в мемуарах, что беседы с Серовым оказали огромное влияние на его мировоззрение и личность. Однако, ни доверительное общение, ни искренняя симпатия, которую художник испытывал к матери юноши — княгине Юсуповой — не помешали ему заметить в своей модели не самые лестные черты: высокомерие, самовлюбленность, изнеженность. У юного графа взгляд человека, чьи желания (будь то породистый щенок, портрет кисти Серова или, например, убийство Распутина) исполняются незамедлительно.

Мария Федоровна Морозова. Валентин Серов. 1897Мария МорозоваКогда кто-нибудь из друзей находил Серову клиента на заказной портрет, тот, случалось, с опаской интересовался: «Не рожа ли?». В случае с купчихой Марией Федоровной Морозовой художник угодил впросак — то ли забыл спросить, то ли был жестоко обманут. Одетая в бесформенное черное платье, с умопомрачительным бантом на голове и физиономией, воплощающей хрестоматийные представления о незатейливой торгашеской хитрости, — прямо скажем, это был не самый любимый Серовым тип.

Кроме того, Морозова выспрашивала, женат ли художник, много ли у него детей, сколько он зарабатывает своим ремеслом. И, сделав вывод, что шиковать Серову не приходится, сказала: «Ты, милок, получше меня списывай, я тебе поболее тогда заплачу». Сдерживая бешенство, Серов рисовал хитрый прищур и фальшиво-елейную улыбку. На свой обычный вопрос он отвечал собственной кистью, и отвечал утвердительно.

Портрет В. О. Гиршмана. Валентин Серов. 1911Владимир ГиршманС предпринимателем, меценатом и коллекционером Гиршманом Серов был в дружеских отношениях. Кошка между ними пробежала лишь однажды — в 1911 году. Серов готовился к Международной выставке в Риме и попросил свой портрет оперного певца Анджело Мазини, находившийся в собрании Гиршмана.

Валентин Серов. Портрет итальянского певца Анджело Мазини. 1890

Но старый друг заупрямился — он опасался, что в дороге картина может пострадать. Серов был вынужден клянчить, чего очень не любил. В конце концов, Гиршман уступил, но в обмен за услугу потребовал, чтобы Валентин Александрович написал его портрет. Серов долг вернул, но изобразил Гиршмана, характерным жестом вынимающим из кармана бумажник — свое орудие шантажа.

Поместье Александра Серова в английском стиле

Автопортрет. Валентин Александрович Серов. 1880-е

Валентин СеровИ, наконец, Валентин Серов — человек, с которым у Валентина Серова были весьма

непростые отношения. Неуступчивый, колючий, хмурый — он был самым «трудным» своим
заказчиком и самым суровым судьей своих работ. С некоторых пор Серов несомненно знал
себе цену. Но едва ли себя любил.

Валентин Серов. Скучный Серов. 1911По его собственному признанию, он редко бывал счастлив: создавая на холсте «отрадное»,

он не находил его в собственной жизни. Наверное, поэтому на самом известном автопортрете
Серов «светел ликом» только отчасти — там, где солнце, там и тень.

Источник: artchive.ru + дополнения
Титульная картина: Валентин Серов. Ифигения в Тавриде. 1893«Солдатушки, бравы ребятушки, где же ваша слава?» 1905

Валентин Александрович Серов